Екатеринбургский Аудит-Центр

Екатеринбург, пр. Ленина, 60-а
Тел.: (343) 375-69-82, 375-70-42
Факс.: (343) 375-74-02
Email: nfk@etel.ru

343-901-488

Выступление Бойкова В. М. на заседании Уральского Банковского Союза в Екатеринбурге

 

Уважаемые коллеги!

Хочу обратить Ваше Внимание на два важных события.

   С 1 января 2018 года с высокой долей вероятности весь  аудит общественно значимых хозяйствующих субъектов (банки,  страховые компании,  крупнейшие ПАО и др.) перейдут под надзор   мегорегулятора   Банка России.

   Поэтому видимо будет возврат к системе аттестации аудиторов, лицензирование аудиторских компаний  Банком России или включения их в реестр ЦБ.

 

Проблема оценки рисков, тема неправильных оценок  финансового положения банков  и компаний, а также достоверности их отчетности, остается очень острой и актуальной.

  При этом,  в отличие от западных стран, в России аудит  пока, к сожалению, не стал рыночным инструментом и не сильно  востребован инвесторами.

  Появление на сцене  в качестве регулятора Банка России, который имеет много претензий к аудиторам  не случайно.

 Центробанк  несет непосредственную ответственность за состояние всего финансового рынка, а также в его ведении находятся  эмитенты из реального сектора экономики - Публичные акционерные общества.  Поэтому  Банк России   наиболее заинтересован в качественном  аудите.

 

Банк России подготовил целый ряд изменений в Закон 307-ФЗ    " Об аудиторской деятельности"

Основные изменения, которые вызвали наибольший резонанс в аудиторском сообществе это:

1. Отмена обязательного аудита по критериям от  выручки и величины активов.

2. Наличие в штате аудиторской организации не менее  3 аудиторов по основному месту работы.

3. Требование при проведении аудита общественно значимых хозяйствующих субъектов  (ОЗХС)  наличие в  штате  12   аудиторов. Неясно с только  новыми едиными аттестатами или учитываются старые аттестаты.

При этом аудит  ОЗХС  имеют право проводить только аудиторы с новыми едиными аттестатами.

4. Новые требования к  самим СРО аудиторов.

 

Постараюсь высказать свое отношение к первым трем предложениям, которые наиболее актуальны для аудиторов, осуществляющих аудит финансовых организаций.

 

На основании проведенного мною анализа как  члена  Комиссии  по мониторингу аудиторских услуг  при Рабочем органе САД при Минфине,   в которую я входил  как представитель от СРО  Аудиторская Палата России , могу сказать , что не смотря на то , что  в соответствии с  Законодательством  обязательный аудит должны проходить более 140 тысяч хозяйствующих субъектов , на практике его проводят лишь 71 тысяча компаний, т. е. лишь половина. Такая же примерно картина и в УрФО.

Это связано с двумя обстоятельства:

1. В  обязательном  аудите собственники бизнеса, частные инвесторы, не видят в  большой необходимости.

2.  Штрафные санкции за не проведение   обязательного аудита значительно ниже, чем стоимость  аудиторской проверки годовой бухгалтерской  отчетности.

Так стоимость аудита  среднего предприятия  составляет порядка 300-500 тыс.руб, а штрафные санкции просто смехотворны, должностные лица могут быть наказаны  штрафом лишь до 10 тыс.руб.

Но самое интересное, что и случаев наказания за не проведение обязательного аудита на практике нет.

Вместе с тем качественно проведенный аудит является важным рыночным инструментом для борьбы с коррупцией, недобросовестными налогоплательщиками, выполняет важную общественно -полезную  функцию . Поэтому на ряду с требованиям в законодательстве  об обязательном аудите, должна быть предусмотрена и серьезная ответственность за его не проведение.

   Качество аудита кредитной организации во многом зависит от представленной банком информации, как аудиторские заключения по ссудозаемщикам, так и оценке залогов.

   Банковские  аудиторы при анализе кредитного портфеля банка и  правильности и полноты создания резервов  особое внимание в кредитном досье обращают на достоверность данных отчетности   ссудозаемщиков на основе Аудиторского заключения.

Важно какое доверие к этому Аудиторскому  заключению?  Очень часто  мы даже не можем  найти этих аудиторов, так как у многих нет ни сайта компании, не офиса.

Приведу такие данные:   в  около  40 %  аудиторских компаний трудятся только совместители, а в около 60%  аудиторских организациях менее трех штатных сотрудников.

   Есть случаи, когда один аудитор работает в 20-30 аудиторских организациях.

Теоретически 3 аудитора могут легко зарегистрировать 6 аудиторских компаний с разными директорами,  вступив затем в  два существующих   СРО аудиторов.

   Более половины аудиторских компаний имеют годовую выручку менее  3 млн.руб. Средняя выручка в расчете на одного аудитора в более чем в 100 раз меньше , чем в ведущих аудиторских компаниях.

   Аудиторские компании, в которых работают только аудиторы-совместители аудиторскую деятельность выполняют эпизодически в основном  в сезон марте-апреле.

   Понятно, что и у  пользователей  услуг таких  нано-аудиторских фирм  собственников бизнеса, инвесторов и у банковских аудиторов аудиторское заключение вызывает сомнение.

  Оценка залогов, а также переоценка зданий Банков для дальнейшего увеличения  капитала,   порой не выдерживают не какой критики. По причине,  явно значительно завышенной оценке  мы ежегодно выдаем модефицированные заключения.

   Председатель   ЦС  Аудиторской Палаты России   А.В.  Турбанов, ранее работавший зам.председателя Банка России и курировавший вопросы аттестации  аудиторов и лицензирование аудиторских компаний, видит эту проблему как со стороны  аудиторов, так и Центробанка  считает такую ситуацию недопустимой.

   Выступая на круглом столе «Приоритетные направления дальнейшего развития аудиторской деятельности в Российской Федерации», А.В. Турбанов сказал:

«То, что происходит сейчас, явно ненормальная ситуация. С 2011 г. только 3,4 тыс. аудиторов из 21 тыс. получили единый аттестат. Со ссылкой на мировой опыт была сломана существовавшая система. Ранее действовавшие аттестаты, в том числе аттестаты банковского аудитора, утратили силу применительно к проверке ОЗО, в том числе банков. Мало того, что это был произвол на уровне государства, это ещё был абсурд с точки зрения здравого смысла.

Сейчас ЦБ говорит: «Нам не важен ваш единый аттестат. Дайте нам аудиторов с опытом работы». А это и есть аудиторы со специальным банковским аттестатом.

Надо вернуть юридическую силу выданных ранее аттестатам, государственного образца, выданным в установленном порядке. Во-первых, это будет восстановление справедливости. Во-вторых, мы вернем в ряды аудиторов опытных специалистов.»

Аудиторская компания  имеющая в штате хотя бы одного аудитора с единым аттестатом сейчас имеет право проводить аудит любого по величине активов банка. И таких примеров достаточно. Есть примеры, когда фирмы с   1-2  аудиторами   с новыми аттестатами  проводят аудит    10-15  банкам,   некоторые  из которых даже входят в ТОП-100.

   Десятилетний опыт взаимодействия Банка России с аудиторами, когда  аудиторы ежегодно отчитывались перед ЦБ и его территориальными Главными Управлениями о проведенных аудиторских проверках на основе отзывов о их работе ГУ ЦБ всех регионов, где аудиторы проводили аудит банков, позволял осуществлять эффективный контроль за их деятельностью.

Была четкая обратная связь между Банком России, его территориальными ГУ ЦБ, аудиторскими компаниями и  даже аудиторами -руководителями аудиторских проверок.

Каждые три -пять  лет  аудиторская компания продлевала  в ЦБ  лицензию, а аудиторы получили квалификационные аттестаты на основе экзамена по аудиту банков и характеристик с места работы.

   С введением  Единой лицензии на аудит, а затем и Единых  квалификационных  аттестатов, фактически отказ от аттестатов на аудит банков, на рынке банковского аудита появилось множество предложений от фирм-«дюймовочек»  к банкам по аудиту   годовой отчетности по очень низким  ценам с гарантией "чистого" аудиторского заключения.

    Такой ценовой демпинг и нескромные предложения от аудиторов, от которых порой банкам трудно отказаться,  создают серьезные проблемы в практике банковского аудита.

   Банк России осуществлял эффективный контроль за аудиторской деятельностью в области банковского аудита, что позволяло исключать демпинг и  не допускать к банковскому аудиту недобросовестных  аудиторов.

    Поэтому обсуждаемое сейчас предложение о создании системы, при которой оказывать услуги по обязательному аудиту банков смогут только аудиторские компании, получившие свою аккредитацию в Банке России, на мой взгляд, очень актуально и своевременно.

    Между сроками аудиторской проверки и  наступлением в банке критической ситуации - отзыва лицензии  может пройти большой период - до  года. За это время финансовое положение банка  может существенно измениться.

    Поэтому целесообразно Банку России обязать банки проводить промежуточные обзорные аудиторские проверки за 1 полугодие, как по РСБУ, так и по МСФО  с обязательной публикацией  отчетности. Это позволит повысить публичность отчетности банков и оперативность реагирования пользователей  информации на сложившуюся ситуацию в банке.

    Во вторых, с 01 января 2017 года вступает в действие МСФО 9

 Внедрение МСФО 9 существенно повлияет на финансовые показатели, так как изменяет порядок:

- Классификации и оценки финансовых инструментов

- Признания обесценения финансовых инструментов

Основное отличие МСФО 9 от ныне действующего МСФО 39 – это переход от модели понесенных потерь к модели ожидаемых потерь.

    Данные изменения могут серьезно отразиться на банках, работающих в области розничного кредитования. Стандарты МСФО в определенном смысле приближаются к продвинутому подходу «Базеля II», в котором за основу взяты инструменты прогнозирования. Ключевым моментом нового стандарта будет являться необходимость учета ожидаемых, а не понесенных потерь. Это будет иметь не только прямые финансовые последствия для кредиторов, но может также поменять некоторые аспекты банков с кредитными портфелями.

   Измениться может и отношение к просрочке по кредитам на самых ранних стадиях. В МСФО 9 по беспроблемным кредитам (stage 1) признаются ожидаемые потери на 12 месяцев, а по кредитам с ухудшением кредитного качества (stage 2) возможные потери рассчитываются на горизонте всего срока жизни инструмента. Одним из сигналов для перехода кредита из первой стадии во вторую является просрочка более чем на 30 дней. Следовательно, чтобы не допускать нежелательного перехода, «купировать» просрочку нужно будет на самых ранних этапах.

   По оценке банкиров, в связи с введением новых стандартов увеличение резервов по ряду продуктов может составить десятки процентов.

   Повысится трудоемкость новых расчетов.

Трудоемкость новых расчетов будет заключаться в том, что потребуется выстраивать модели ожидаемых убытков в отношении каждого требования с учетом:

  • вероятности дефолта,
  • расчета задолженности на момент дефолта,
  • расчетов убытков в случае дефолта,
  • дисконтирования полученных величин.

При переходе на МСФО 9 требуется раскрывать дополнительную информацию.  Потребуется сверка между категориями оценки по старому и новому стандартам.  

Финансовая отчетность за 2018 год должна включать информацию по состоянию на 1 января 2018 года и далее в соответствии с МСФО 9:

  • Сравнительные данные на 01.01.2018 в отчетности за 1 полугодие 2018 года и за 2018 год должны быть скорректированы.
  • Корректировки данных на 01.01.2017 не требуется
  • Эффект от перехода отразится в составе собственных средств.

Наша компания в марте провела семинар по этой теме, лектор Двойнишников Владимир Викторович, зам. начальника Управления методологии бухучета Банка России.

Если у банков-членов УБС есть вопросы, то обратитесь в нашу аудиторскую компанию.

Спасибо за внимание!

 

 

Новости компании
Россия, 620062, г. Екатеринбург, пр. Ленина, 60-а. Телефон: (343) 375-74-02